* * *

Ничего не саднило у столика.
Ничего не болело у полика.
Только все равно мы с сестренкой
намазали их зеленкой.

Мама сказало строго:
это глупо и даже жестоко!
Разве что-нибудь саднило у столика?
Разве что-нибудь болело у полика?

И тогда мы ответили маме:
мы ведь били по столу кулаками,
мы топтали полы ногами,
и стучали по ним сапогами!

Что же может у них не саднить?
Что же может у них не болеть?
Нам их нужно полностью зеленкой залить
и подуть на них и жалеть!

* * *

М. Бобковой
Т. Пучко

Впервые наш сын
дал о себе знать
в ту минуту когда
Зинедин Зидан
ударил головой Матерацци.

Вот и есть во мне самое основное.
Зеленеет поле футбольное.
Предлежание головное.
Положение продольное.

* * *

Когда ты рождалась,
на мне была хлопковая сорочка
с красными ягодками.
Когда я тебя в первый раз покормила,
на мне была хлопковая сорочка
с голубыми цветочками.
Когда я тебя в первый раз распеленала,
на тебе была распашонка
с белыми грибочками,
ножки у них белые,
а шляпки у них
коричневые.

* * *

Ф. Румо

Для того чтобы искупать ребёнка,
нужно два человека:
один чтоб держать ребёнка,
а другой чтобы срочно почесать
первому над правым глазом.
Для того чтобы укачать ребёнка,
нужно два человека:
один чтобы качать ребенка,
а другой чтоб срочно почесать
первому правую щеку.
И во время ночного сна
тоже нужно два человека:
один чтоб ребёнок не смог
ночью упасть с кровати,
второй — чтобы ребёнок не падал
с другой стороны кровати.

* * *

Диме тогда было где-то месяцев девять,
как-то он ночью проснулся и горько плакал,
а Никита его убаюкивал и пел ему песенку
голосом Луи Армстронга.
I hear babies cry…
I watch them grow
They’ll learn much more…
than I’ll never know
And I think to myself…
what a wonderful world
Дима почти успокоился, а соседи
наоборот начали беспокоиться,
даже стали стучать кулаками в стену
и Никита тогда объявил во всеуслышанье:
“Дорогие соседи, раз вам не нравится Армстронг,
тогда вам придется слушать, как плачет Дима!”
…И потом целый час уговаривал Диму заплакать
“Ну пожалуйста, сыночка, ради папы!!!”

* * *

Кто ищет умственных затей,
кто жаждет радостей тактильных,
а я кормлю двоих детей
и в день съедаю холодильник.
А грудь огромна и крута
на ней буксуют джипы, танчики,
она плывёт как два кита
и льёт молочные фонтанчики.
Её как поле перейти
и знать как знают все счастливчики
что в мире нет плохой груди
а только есть плохие лифчики

* * *

Однажды мама с сыном
поехали в Москву,
за Молнией Макквином
поехали в Москву
Так много магазинов
в Москве, в Москве, в Москве.
Но Молниев Макквинов
не найти нигде.
Зато они встретили папу
в храме Иоанна Предтечи.
Потому что Москва для того и Москва,
чтобы были такие встречи.
Но мама не удивилась,
она подозревала, что папа за ними шпионил.
А сын — он тоже не удивился:
папу можно встретить, где хочешь.

* * *

Одиноки весенние лужи
и не очень красивы снаружи,
но зато посмотри посмотри
посмотри как прекрасны внутри

* * *

Я думаю что когда Дима
говорит Доброе утро
он скорее всего представляет
девочек-сестер
лет десяти-одиннадцати
похожих на Дану и Дорину
дочек Виарики и Виталика
потому что Дима не говорит
Доброе утро
потому что Дима говорит
Добра и Утра

* * *

Как-то мы ездили с Димой
к нотариусу в город Мытищи.
Дима конечно же взял в дорогу
новую машинку.
Три помощника нотариуса воскликнули:
Димочка, покажи нам свой трактор!
А сама нотариус сказала строго:
это экскаватор, девочки.