* * *

В письме было сказано:
“ты сможешь меня понять:
ничего нет темнее его дружбы,
ничего нет светлее его сердца,
ничего нет роднее его разума,
ничего нет красивее его рубашки”.
Отдавая письмо, она обратила внимание
на совпадение цвета рубашки с цветом рубашки отверженного
и громко сказала: Дорогая программа!
Я так сейчас хохотался, я очень ценю
наше корпоративное чувство юмора,
но всё-таки цвет
где-то на тон темнее, темнее и ярче,
темнее и ярче, вот. И тут
ливануло.