* * *

Принято думать, что сердце — столица,
а сердце — страшная глушь,
когда захочешь остановиться —
найдутся и кружка и ржавый душ

Ты там не нуждаешься в представлении
там всё погрузилось как в сон
в твой ненавидящий и праздничный
в твой трезвый и целебный тон
всё — как акулы нерадения и лени
так и любви рассеянный планктон