* * *

Я знаю, как это будет —
это будет на ворованных досках.
Ни тебя, ни меня не осудят,
и земля будет плоской.
Это будет без слов, без прелюдий,
На пороге, за чёрным Днепром.
Это будет, и будет, и будет, и будет,
И не будет ни злом, ни добром.