* * *

Удивительно, что на веранде серьёзное лето,
починили качели в саду и комод в мастерской,
и теперь над столом дирижируют три сигареты,
это дедушка, папа и парень духовно-мирской,
на которого не насмотреться с любовной тоской.
И фактически тут же зима и пробило трубу.
Невозможно представить другую Божью рабу
в этот комнате тёмной по тёмной ненастной весне,
где Кандинский сияет как жизнь на сосновой стене.
И стоять перед зеркалом дачным с диковинным гребнем,
и чудовищных листьев обвал прохудил решето.
И твой папа читает нам вслух про кого-то из древних,
начиная обычно со слов удивительно, что…