* * *

Убежала от изверга к раненому прекрасному принцу,
три недели ему обрабатывала ожоги в больнице,
посмотрела в глаза и подумала: “с ним всю жизнь будет клёво”,
…ну и тут он не к месту спародировал Горбачёва.
И товарищи чувства как ветер развернулись в сторону изверга.
Три недели наш изверг для двух персон сервирует свой стол,
три недели с беглянкой он завтракает и обедает и ужинает мысленно,
и любовь их конечно прощает,
шоколадками белыми угощает,
и голубит их и называет их
лучшими из своих зол.
И все форточки их, и все книги их их встречают овациями,
когда они бродят по дому сплетённые как мэрцишор
и когда она хочет сказать ему: нам нельзя расставаться,
а сама произносит нечаянно: “процесс пошёл”.